Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору

«Скажи — культурно развелись…»

 Эта статья  корреспондента  газеты 
«Собеседник Армении»  Лианы Сирунян получила первую премию 
конкурса На/Не  в номинации “печатная статья”.

 

 

Мапа, моя мапочка,- ласково поглаживает щеки матери восьмилетняя девочка, лукаво посматривая своими озорными глазками на меня, мол, пойму ли, почему она так обращается к маме. В моем взгляде не то чтобы недоумение, скорее, вопрос, а в чем все-таки дело?

 

— Когда мой муж в первый раз уехал на заработки в Россию, Аннушка только родилась, а двум моим сыновьям было пять и шесть лет. Муж после этого приезжал пару раз. В последний раз дочь его видела, когда ей было всего три годика. Конечно, мы все тосковали по нему в первое время, а потом как-то привыкли, хотя было очень тяжело одной поднимать троих детей. Помню, дочка, увидев тогда отца, сказала: мам, а почему чужой дядя у нас в доме живет? Я никому не пожелаю такого, чтобы ребенок отца не узнавал.

 

А сейчас Аннушка зовет меня мапа и объясняет, что я ей и мама и папа одновременно. Сыновья тоже начали так звать меня, сначала в шутку, подражая маленькой сестре, а потом уже и всерьез,- немного смущенно делится мама девочки.

 

42-летняя Аревик живет в селе Гегасар Лорийской области. Именно здесь находился эпицентр Спитакского землетрясения. Женщина протягивает руку к высоким холмам, окружающим деревню. Линия, разрезающая долину между двумя огромными скалами, видна до сих пор. Издали она напоминает огромный послеоперационный рубец. Это сейчас, а в то время…

 

— Землетрясение разворотило всю почву, практически все дома были сравнены с землей. Из 800 жителей деревни погибли около двухсот,- вспоминает Аревик.

 

На протяжении многих лет местные жители были вынуждены ютиться в вагончиках и временных постройках, которые прозвали здесь «тамбовскими домиками» - в честь построивших их тамбовчан. Был большой отток людей из села, более 30-ти семей навсегда покинули родные края в поисках лучшей жизни. В дальнейшем процесс этот, слава Богу, приостановился. Правда, свыше половины мужского населения каждый год уезжает на сезонные заработки, но они потом возвращаются домой.

 

— Уезжают в апреле, возвращаются в ноябре. То есть многие из наших мужчин за последние два десятка лет в общей сложности были со своими семьями не более трех лет. Поверьте, это героизм, когда женщина не ломается и, не ропща, берет на себя всю тяжесть по воспитанию детей, уходу за домом, а во многих случаях и добыванию средств на существование. Ведь не каждой повезет и муж вовремя пришлет деньги. Или вообще вернется из чужих краев… Такое тоже бывает: уезжают и через какое-то время напрочь забывают о том, что у них на родине осталась семья. А наши женщины ждут. Наверное, это генетически заложено в них – ждать, оставаться верной своему мужу и держать очаг горящим, покуда муж не вернется,- в сердцах делится Аревик.

 

Я много поездила по стране за последние годы, бывала в разных городах и селах Армении. Видела, как наши женщины в отсутствие мужей сами собирают урожай с полей, выводят скот на пастбище, да еще находят время и силы в одиночку растить и воспитывать детей.    Таких историй, как у Аревик, тысячи, много тысяч.
О причинах и масштабах эмиграции у нас говорится достаточно. По оценкам специалистов, разработавших Концепцию государственного регулирования миграции населения, в ближайшие 5-10 лет из Армении могут эмигрировать около 300 тыс. человек. Статистика же годовых пассажироперевозок в период с 1994-го по 2010-й г. показывает, что каждый год число уезжающих из страны с завидным постоянством превышает число приезжающих сюда, за исключением разве что 2006 года. Сколько разбитых судеб стоит за этими цифрами… Недавно в транспорте я услышала разговор двух молодых женщин. Одна из них поведала своей спутнице, что муж ее год назад уехал в Москву, очень доволен и каждый месяц высылает семье деньги. Вторая отвечает: «Скажи — культурно развелись…».

 

 

К сожалению, во многих случаях это именно так. Причем если при законном разводе статус вполне ясен и можно начать строить свою личную жизнь заново, то в этом случае не совсем понятно – разведенная ли женщина или все-таки мужняя? Вместе с тем, наряду с увеличением темпов миграции меняется также роль армянской женщины в обществе. Одиночество вовсе не означает ущербность. Во многих случаях – это самодостаточные и успешные женщины. Конечно, отношение к женщинам в армянском обществе далеко еще от желаемого. У нас по-прежнему «правят и властвуют» мужчины. Нередки случаи, когда они действуют по принципу «у сильного всегда бессильный виноват», как это случилось недавно в истории предпринимательницы Сильвы  Амбарцумян и губернатора Сюникской области Сурена Хачатряна, когда последний, по словам г-жи Амбарцумян, публично избил ее. Тем не менее роль наших женщин в экономической и политической жизни страны становится все более весомой вдобавок к традиционной роли хранительницы очага.

 

 

А мужчины тем временем, особенно, в областях страны, продолжают толпами уезжать на отходничество. Однако если в 90-е годы такой подход был оправдан, поскольку в первые после развала Союза годы практически повсеместно закрылись предприятия и работы нигде не было, то сейчас времена все-таки изменились. В том же Гегасаре, беседуя с руководителем сельской общины Стасом Ованнисяном, я поняла, что он, как, кстати, и многие на селе, искренне считает, что выезд на сезонные заработки, в основном в Россию, обусловлен не столько необходимостью, сколько многолетней привычкой: «Вот привезли они с собой 4-5 тыс. долларов за сезон. Но если бы остались в деревне, держали бы скот, обрабатывали свои земли, то смогли бы заработать практически ту же сумму. Просто привыкли уезжать. А ведь кусок хлеба, заработанный на родной земле, намного вкуснее.

 

Многие у нас так вообще обленились. Около половины сена осталось в этом году на полях: жители просто не пошли его косить. Привыкли в свое время получать гуманитарную помощь в виде муки, сахара, круп, одежды, вот и сидят, ждут, когда снова кто-то что-то даст. Но надо не ждать, а работать. Я не говорю о роскошной жизни. Речь всего лишь о том, чтобы создать нормальные условия для себя и своей семьи. Если сельчане будут трудиться, то заживут лучше».

 

http://www.sobesednik.am/ru/social/1594-l-r

 

 

Количество просмотров: 3911

Վերադառնալ վերև