Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору

Женское лицо карабахской войны

Слово «ветеран» не совсем подходит хрупкой  молодой женщине с легкой походкой и развевающимися кудрями. Майор армии обороны НКР Маргарита Таранян  ходит на каблуках так, словно никогда в жизни не надевала тяжелые солдатские сапоги и чуть ли ежедневно не сталкивалась со смертью…

 

По оценкам многих карабахцев, после войны роль женщин в Карабахе заметно изменилась. Три министра в правительстве, 5 депутатов – это лишь видимая картина политической активности женщин в Нагорно-Карабахской республике. В неправительственном секторе женщин намного  больше, и зачастую на многих встречах бросается в глаза дисбаланс – активных женщин оказывается намного больше, чем мужчин.

 

Председатель Международного центра сотрудничества НКР Жанна Крикорова говорит, что «несмотря на то, что главная ноша в военное время пришлась на долю мужчин, роль женщин в войну была тоже не менее важной. Хотя это не свойственно кавказскому менталитету, но многие карабахские женщины, вопреки устоявшимся традициям, пошли воевать наравне с мужчинами. Другие взяли на себя все тяготы военного быта».

 

 

По наблюдениям Крикоровой, «после войны мужчины с трудом смирились и нашли себя в мирной жизни, а вот женщины, наоборот, легко адаптировались к новой ситуации и быстро определились с тем, что и как делать «.

 

 

По исследованиям карабахского регионального бизнес-центра, в тяжелых поствоенных экономических условиях быстрее всего сориентировались именно женщины, которые стали печь и продавать сладости, хлеб, занялись челночным бизнесом. «То, что армянская женщина изначально ответственна за семью, заставило многих из них стать более инициативными и активными, и сегодня эта социальная активность сохраняется, переходя уже в разные области жизни в Карабахе», — говорит Жанна Киркорова.

 

 

Между тем, активными карабахские женщины стали именно в карабахскую войну, которая не различила женщин и мужчин, в ней каждый нашел свое дело. И если часть карабахских женщин, спасаясь от бомбежек, в подвалах вязали теплые носки для солдат, то были и женщины, кто эти самые носки надевал уже на фронте.

 

«До сих по не могу понять, как нам удалось после всего этого спастись. Не могу поверить, что после тех ужасных и холодных дней сохранила хороше здоровье», — рассказывает ветеран карабахской войны Маргарита Таранян.

 


Впрочем, слово «ветеран» не совсем подходит хрупкой, нежной молодой женщине с легкой походкой и развевающимися кудрями. Маргарита ходит на каблуках так, словно никогда в жизни не надевала тяжелые солдатские сапоги и чуть ли ежедневно не сталкивалась со смертью…
Между тем, несмотря на то, что после войны прошло уже 17  лет, война до сих пор отражается в жизнях тех женщин, молодость которых пришлась на войну.
«Оружие я брала в руки с трудом, знала, что никогда не осмелюсь убить кого-то», — рассказывает Маргарита Таранян. Но, выполняя обязанности медсестры, Маргарита прошла всю карабахскую войну, принимая участие в самых тяжелых и страшных боях.
Осенью 1992 года был ее первый бой. «Никогда бы не смогла предположить, что в первый раз медицинскую помощь окажу азербайджанцу! Его донесли к нам в палатку, мы ему помогли и выходили», — рассказывает Маргарита.
Имеющая высшее педагогическое образование Маргарита сегодня – майор карабахской армии, работает в штабе обороны. Самое тяжелое, о чем она вспоминает – это погибшие боевые друзья. «Такие парни погибли – один лучше другого! А девушки…», — рассказывает Маргарита со слезами на глазах и вспоминает, как в бою погибла ее подруга – тоже Маргарита – и как ждали ночи, чтоб суметь вынести ее труп…

 

Вспоминает, что  во время войны мальчики подтягивались-причесывались при девушках в отряде, и как они много дней подряд держали в карманах своей одежды конфеты или сахар – специально для них…

 

 

Однако не всех женщин пощадила война. Сегодня те, кто сумел выжить в ней, собираются иногда вместе и вспоминают то, что вместе пережили. Чаще всего они собираются в Шуши, в доме Каринэ Даниелян, которая самой трудно передвигаться по причине инвалидности, полученной вследствие боевого ранения.

 

Каринэ Даниелян пошла на войну в 1992-ом, когда ей было 27 лет. Родом из города Шуши, в сентябре 1988 года она вынужденно покинула родной город, который контролировался тогда азербайджанцами. В Степанакерте с семьей жила в студенческом общежитии, когда началась война.

 

 

Был 1992 год, и азербайджанская армия вела бои уже очень близко от Степанакерта, когда Каринэ в подвале, где все семьи укрывались от регулярных бомбежек, случайно услышала разговор о том, что для основания «Карабахского Женского Отряда» производится сбор добровольцев девушек.

 

Как рассказывают участницы отряда, после вступления в «женский отряд» девушки прошли занятия по гражданской обороне, оказанию первой медицинской помощи, изучению географических карт, физической подготовке, стрельбе из разных видов оружия, их даже обучали копать окопы. «Сначала нас записалось в отряд 25 человек, эту подготовку выдержали 12», — рассказывает боевая подруга Каринэ – Маргарита Таранян.

После боевой подготовки женский отряд отправился на войну… Каринэ Даниелян может часами рассказывать о подробностях того или иного боя, однако мать ее прерывает – «Нельзя ей так много говорить»… Карине – инвалид карабахской войны 1 группы.
«Я во многих боях принимала участие – за освобождение Мартакерта, Шуши, многих деревень, однако бой в августе 1993 года у села Кашарат стал для меня последним… Был очень тяжелый бой, первых раненых перевезли, и я осталась единственной женщиной там», – рассказывает Каринэ.
«Мне оставили сумку с лекарствами, и хоть я не была медсестрой, при надобности умела помогать раненным», Каринэ помнит, что ползком подошла к раненным парням, чтоб помочь с перевязкой, и когда приставляла деревяную доску к ноге одного из них, ее ранили в голову.
«Когда открыла глаза, мне показалось, что попала в плен к азербайджанцам – ничего не понимала, говорить не могла, перепугалась, что я уже в плену, пока не увидела лицо мамы и успокоилась», — рассказывает Каринэ. В результате у нее оказалась повреждена центральная система головного мозга, было мало надежды на выживание, но она выстояла.
Сегодня Карине с трудом передвигается, тяжело разговаривает, но не испытывает сожаления из-за принятого когда-то решения – «могла умереть и под бомбежками, а сейчас – живу в родном городе, получаю пенсию –слава Богу, хватает… Да и подруги часто навещают меня…»

 
К сожалению, нет статистики о том, сколько именно женщин принимали участие в боевых действиях. Все происходило настолько стихийно, что никто в войну и не догадался бы вести какой-то учет. Однако сегодня в Союзе защитников Карабаха (общественная организация, в которую входят все ветераны карабахской войны) насчитывается около 600 женщин. Они получают такие же награды, такие же пенсии и имеют такие же трудности, как и ветераны-мужчины. На них, также как и на мужчин, война оставила тяжелый след – им снятся «военные сны» и чаще встречаются болезни, так как пусковым механизмом для всех заболеваний является стресс, как считают карабахские врачи. Однако, часть женщин ветеранов все равно после войны сумели обрести и свое женское счастье…

 

 

Анаит Петросян из Мартакерта добровольцем пошла на войну в 30 лет. Сегодня в матери двоих детей трудно распознать женщину, которая держала в руках оружие и лицом к лицу встречалась со смертью.
«Несколько раз попадали в окружение. Парни наши щадили нас, до последнего не говорили, но потом и мы брали оружие и помогали им прорываться. Зачастую, когда бывало много раненых и убитых, мальчики сами выносили их с поля боя, даже на войне они оставались джентльменами, оберегая нас от самых опасных ситуаций», — говорит Анаит.
Бывший солдат Шушинского батальона, сегодня Анаит работает в военном госпитале как сестра-хозяйка. Считает, что ее осколочные ранения – пустяковые.
«Казалось бы, я должна была бояться тогда – слабый пол все-таки, но абсолютно никакого страха не чувствовала! Столько убитых, раненых – я понимала, что могу быть следующей, но какая-то уверенность была внутри – буду жить. Страх пришел позднее – после войны, когда пересказывала кому-то весь тот ужас, который прошла, вот тогда и испытывала необъяснимый испуг».

 

«Война нас, женщин, закалила, — говорит председатель НПО «Гармония», вдова погибшего во время войны офицера Джульетта Арустамян. – Мы так много пережили, что если нам сейчас скажут «садитесь в трактор и летите на Марс, мы и это уже сможем сделать!»

 

Каринэ Оганян,

 Анаит Даниелян

 


Материал и фотографии любезно предоставлены авторами.

Оригинал на сайте  www.armedia.am

Количество просмотров: 12280

Վերադառնալ վերև