Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору

The Guardian: Первые леди арабского мира.

Жены диктаторов – кто они?  

На этот вопрос пытается ответить Энджелик Крисафис в своей статье, опубликованной в британской The Guardian.

 

В декабре 2010 года  первая леди Франции Карла Бруни пригласила на ланч  Асму-аль –Асад, супругу сирийского лидера Башара Асада. В роскошной обстановке Елисейского дворца первые леди скромно расселись за столом рядом со своими мужьями. Эта сцена была заснята фотографом и появилась во французском журнале, освещающем жизнь знаменитостей, что и понятно, ведь это было общение двух жриц стиля  – бывшей итальянской супермодели, ныне певицы и родившейся в Лондоне “вестернизированной” первой леди Сирии , которую французский журнал  Elle назвал “самой стильной женщиной в мире политики”, а  Paris Match – “восточной Дианой”, “лучом света в стране теней”.

 

…Буквально через  несколько дней после приема в Елисейском дворце, отчаявшийся тунисский торговец овощами поджег себя на глазах  жителей  своего городка  (Сиди-Буазида –ред.). Это самосожжение стало предвестником первой революции цикла “Арабской весны”. …Ныне, спустя 11 месяцев с начала кровавого противостояния в Сирии, от тщательно созданного, по-британски благородного  имиджа  Асмы,  не осталось и следа.  Когда она, безукоризненно одетая, с улыбкой на лице, появилась вместе с супругом на   публике, чтобы принять участив в референдуме по новой конституции, это вызвало еще большее раздражение оппозиции, в восприятии которой Асма—это   Мария-Антуанетта наших дней.

 

По мнению автора статьи, если раньше Асмой интересовались гламурные издания, такие как американский журнал Vogue,  написавший к, примеру, в прошлом году о благотворительной деятельности  первой леди Сирии, а заодно  и о том, какую обувь она предпочитает, то ныне  Асма привлекает внимание СМИ, появляясь в обнимку со своими детьми на митингах в поддержку Башара. В электронном письме в редакцию  Times она обьяснила, почему поддерживает мужа, и тем самым открыла дискуссию о роли женщин в Арабской весне.

 

«У каждой революции своя леди Макбет», — считает один из эскпертов по Среднему Востоку.  Жены диктаторов очень разные, но их  в какой-то степени  единит та  ненависть, которую они вызывают: их огромное состояние, дорогой гардероб… Некоторые из них защищают права женщин, занимаясь, так называемым, «санкционированным феминизмом», другие, в том числе и Асма-аль-Асад уделяют внимание благотворительности – все это отвлекает внимание народа от брутальных  реалий режима.

 

Лейла Трабелси, амбициозная супруга  лидера Туниса Зин эль-Абидина Бена  Али с легкостью стала мишенью ненависти, чудовищным символом непотизма и коррупции. На фоне размаха, с которым она растрачивала достояние страны, 3.тысячи пар обуви Имельды Маркос кажутся сущим пустяком. Именно Трабелси спровоцировала ощущение крайней несправедливости —от этой искры загорелся пожар революции. Она в худших традициях мафии контролировала национальную экономику.

 

 

Все, что приносило выгоду, начиная от таможенных пунктов, сетей супермаркетов,автосалонов, всем заправляла она и члены ее семьи. Трабелси и ее родственники обвиняются в том, что они  забирали себе чужие дома, земельные участки, бизнесы. Ей ничего не стоило украсить свой дворец археологическими артефактами, а ее дочь и зять для  вечеринок заказывали  мороженое из Сен-Тропе, которое доставляли самолетами.

 

Трабелси, которой  нравилось, когда ее величали  «Madame La Présidente»,  вызывала ужас в тунисцах. В книге ее дворецкого, недавно вышедшей в свет, говорится, что она могла, следуя какому-то ритуалу, принести в жертву хамелеонов, видимо, для того, чтобы снять проклятие с супруга, говорится и о том, как она однажды наказала повара, заставив его погрузить  руки в кипящее масло.

 

Ныне, находясь в изгнании в Саудовской Аравии, Лейла Трабелси и ее супруг пытаются обжаловать вынесенный им приговор, предусматривающий 35 лет лишения свободы за все совершенные ими преступления.

 

Сюзанна  Мубарак( наполовину валлийка), жена бывшего президента Египта Хосни Мубарака, умудрилась нажить миллиарды в стране, где 40%  населения  живет на менее чем  1.2 фунта в день.  Следствие занимается ею так же, как и ее супругом. До египетской революции  местные газеты пестрели материалами, рассказывающими о благотворительной деятельности Сюзанны и ее программах для женщин.

 

Но, как и в случае с Трабелси, которая возглавляла несколько правозащитных женских структур и вручала сама себе премии за «феминизм», в то время как полиция регулярно учиняла расправу над активистками этих организаций,  все это было лишь фасадом.  Сюзанна Мубарак с готовностью вылетала на встречи с женами арабских лидеров, чтобы поговорить о женщинах, между тем  в Египте женские инициативы жестоко подавлялись.

 

Сюзанне ныне 71 год, она вышла за Мубарака, когда ей было 17, а ему, тогда еще офицеру армии, 30 лет.  По некоторым свидетельствам,  во время восстания она рыдала, лежа на полу дворца, откзываясь покидать его. Она вмешивалась в процесс назначения правительственных чиновников, говорят, цеплялась за власть, страстно желала,  чтобы власть после Мубарака перешла к их  сыну.

 

В Ливии поковник Каддафи известен больше своим женским бодигардом и окружением в лице украинской медсестры. Но Сафия Фаркаш, его вторая жена, тоже медсестра, была очень богата, за счет государственных  средств, присвоенных режимом.  Его дочь Айша, которую прозвали Клаудией Шиффер  этого региона, — адвокат, часть команды отца, которую он позиционировал как модель современной женщины Ливии…  Сафия и Айша во время восстания скрылись в Алжире.  Обычно сдержанная Сафия время от времени пыталась демонстрировать свою роль «простой женщины и матери», с тем, чтобы привнести гуманизм в образ своего супруга. В  1980 году она в интервью американскому изданию сказала, что боится даже «мертвого цыпленка», не то, что террористов.» Если бы я думала, что он (Каддафи—ред.)террорист, я бы не осталась с ним и не родила бы детей от него. Он – человек».

 

… Жажда западной прессы  по гламурным, образованным, современным  первым леди  Среднего Востока, наподобие иорданской королевы Рании ( в 2005-м в рейтинге мировых красавиц  журнала  Harpers она заняла третью строку), кажется, была утолена, когда в 2000 году на «сцене» появилась Асма-аль-Асад. Примечательно, что Асады  до революции воспринимались как «современная молодая пара»…

 

Асма родилась в Лондоне, ее родители сирийцы. Отец—хирург, мать- дипломат. Асма закончила лондонскую школу для девочек, получила дипломы с отличием Королевского колледжа Лондонского университета в области компьютерных технологий и французской литературы. После университета работала в  Дойче банке, а затем в банке  J.P.Morgan.  Ее и ее семью связывала с Асадами давнишняя дружба. К тому же  Башар стажировался в лондонской офтальмологической клинике Western Eye Hospital …  В Дамаске супругам нравилось создавать имидж беззаботной молодой пары,  которая обедает в ресторане, ездит в машине без шофера, предпочитает роскошь  огромной квартиры дворцовой роскоши.

 

…Асма обрела популярность в Париже, когда произнесла долгую речь о культуре, не заглядывая в записи. Присутствовавшая в зале Кристин Лагард,  ныне глава МВФ, смотрела на нее с восхищением.

В  2009-м  в интервью CNN Асма осудила израильскую атаку на Газу, назвав это «варварством». Она неоднократно высказывалась о демократии, о правах человека. И о своей главной миссии—«изменить  менталитет 6 млн. сирийцев на 180 градусов», с тем, чтобы они стали «активными гражданами». В то время, когда она говорила это, инакомыслящих в ее стране преследовали.

 

После того, как в Сирии начались восстания, Асма замолчала. Но в  прошлом месяце она отправила письмо в Times, в ответ на статью,в которой прозвучал такой вопрос: «Что думает супруга Ассада, интеллигентная, образованная женщина, выросшая в либеральной Британии, о том зле, которое творится в Сирии?  Неужели ей безразличны людские страдания, которые провоцирует Башар Асад ? Неужели принцесса Диана стала Марией-Антуанеттой?»

 

Офис первой леди Сирии отреагировал  на эту публикацию. В ответе говорится, что первая леди поддерживает президента и что у нее напряженная повестка – она по-прежнему оказывает помощь различным благотворительным организациям. В эти дни она занята также поиском путей диалога в обществе, беседует с членами семей, где есть жертвы…

 

В заключение, автор статьи в The Guardian приводит мнение эксперта Chatham House, на взгляд которого, Асма Асад все же отличается от других первых леди стран Арабской весны.  Однако все ее отличие и вся ее роль служат тому,  чтобы «режим имел симпатичное лицо»…

 

 http://www.guardian.co.uk/world/2012/feb/28/arab-first-ladies-of-oppression?newsfeed=true

 

Количество просмотров: 10028

Վերադառնալ վերև