Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору

Каждую четвертую били дома

 

В Армении каждая четвертая женщина подвергается семейному насилию, и причина этого не только мужья-садисты, но сами женщины, которые молчат. Они так воспитаны, их научили терпеть и молчать — только потому, что родились женщинами. В Армении гендерная дискриминация, которая начинается с рождения, отражается на всех аспектах жизни общества, в том числе сказывается в бизнесе, в политике, всюду. общественные организации и правительство пытаются изменить ситуацию, но пока что гордиться нечем.

 

Молодая женщина, которая пришла к адвокату, вряд ли весила даже 45 кг, глаза напряженные. Сона решила развестись с мужем. “Он и его родители часто меня били у детей на глазах. Я больше так не могу”, — женщина просила помощи у адвоката. У нее двое детей – Алик и Ани. Она хотела забрать их у мужа.

Сона одна из многих женщин в Армении, которые подвергались насилию в семье. Последное масшатбное исследование, проведенное в 2007-2008 годах организацией «Amnesty International», показало, что в армянских семьях каждая четвертая женщина по крайной мере один раз была избита в семье, а 66 процентов испытывали психологическое давление.

 

Прошло несколько лет, и нельзя сказать, что эти цифры сильно изменились. “Психологическое насилие в отношении женщин – распространенное явление. К сожелению, во многих семьях женщин оскорбляют, ругают, публично унижают, изолируют от друзей, лишают права решать, как им жить и что делать»,- говорит эксперт по правам женщин Лилит Закарян.

 

Скорее всего, реальные данные еще более пугающие. Эксперты утверждают, что статистика не отражает истинную ситуацию, так как немногие женщины готовы признаться, что муж избивает их.

 

“Часто женщины заполняли анкету в присутствии семьи. В этой ситуации искренность можно поставить под вопрос. К тому же некоторые женщины не видят ничего странного в насилии, так как они дискриминируют сами себя”, — говорит Лилит Закарян. Она обьясняет, что проблема — в социализации девушек. Если на нее смотрят как на человека «второго сорта», и если среда, родственники, школа ничего не делают для изменения этой традиции, дискриминациая становится привычной, женщина смиряется с ней, адаптируется к тем правилам, которые диктует общество, считает эксперт.

 

Это мнение подтверждает Сона. “Почти шесть лет я молчала, часто даже мать не знала как они со мной обращаются. Я помню, как перед замужеством мама говорила, что в семье будут проблемы, но я должна терпеть. Но если это так и будет продолжаться, то меня просто скоро не станет”, — молодая женщина пыталась скрыть от моих глаз дрожащие руки.

 

Последние годы в Армении все чаще стали говорить о гендерной дискриминации, а недавнее уголовное дело 20-летней Заруи Петросян, которая скончалась в результате жестокого избиения мужем, многих заставило серьезно посмотреть на эту проблему.

История с Заруи случилась в сентябре прошлого года. ”Сестру постоянно били до такой степени, что изо рта и носа шла кровь, она теряла сознание и падала на пол.  Несколько раз приходила к нам с мужем с синяками по всей спине. Спрашивали, что случилось — отвечала, что свекровь сковородой ударила по спине», — рассказала Асмик, сестра погибшей Заруи, армянской медиа. Мужа Заруи Петросян признали виновным в смерти жены и приговорили к десяти годам лишения свободы.

 

Хотя законодательство страны не допускает дискриминацию между полами, разъяснение того, что может быть названо дискриминацией, не дано в законе. “Наше законодательство в целом хорошее, хотя cкандинавские страны все же на шаг впереди. Надеемся, что парламент примет закон «О равных правах мужчин и женщин” и «О равных возможностях”,- говорит эксперт Лилит Закарян.

 

Тем не менее, главная проблема не в законодательстве, а в моральных нормах, привычных для общества. “Общественное мнение – это заклятый враг женщины, потому что от нас общество ожидает больше, чем от мужчин», — говорит 25-летняя Асмик. – Если им можно гулять, предавать своих жен, то нам это ни в коем случае не позволят”.

 

“Я никогда не бил свою жену, но она всегда слушается меня. Мы иногда ссоримся, но все же я решаю в доме что и как будем делать”, — уверенно говорит Алик, который преподает физкультуру в средней школе.

 

“На каждом шагу нам говорят: ты — женщина, ты не должна делать то или другое. Но никто не может обьяснить — почему? Ответ один — так принято в обществе”, — дизайнеру Марии не нравятся общественные нормы.

 

Семейный психолог Асия Варданян считает, что неравноправие между полами начинается с рождения ребенка. “Армянские родители, особенно отцы, очень радуются, когда у них рождается сын, но нельзя сказать то же самое про девочку. Дискриминация продолжается и в ранние годы. “Тебе нельзя это, ты девочка” – привычная фраза в каждом доме. Этим все сказано”.

 

“У меня две дочки и сын. Я понимаю, что девушки вырастут, выйдут замуж и оставят отцовский дом. А мой сын всегда будет жить со мной, и разве не естественно, что я больше обрадовался, когда у нас родился мальчик?”? – говорит Левон.

 

“Родители ожидают, что в будущем сын будет работать и содержать их, а дочь уйдет в другую семью, поэтому делают ставку на мальчика”, — говорит психолог Асия Варданян.

 

“Во время встреч в нашем центре некоторые женщины рассказывали, что они делали аборт, когда узнали, что у них родится девочка, потому что их семье не нужна была девочка”,- говорит основательница «Ресурсного центра женщин» в Армении Лара Агаронян.

 

Редактор издания “Женщина и политика” Тамара Овнатанян считает, что “после распада СССР на фоне тяжело-экономического положения, в котором оказалось большинство населения на всем постсоветском пространстве, произошел ренесанс патриархата, и женщины столкнулись с открытым проявлением всех видов дискриминации как в семье, так и на работе». «При этом в семье происходили достаточно интересные процессы — женщины лучше приспособились к кризисным условиям и были готовы ради семьи на любую, даже самую непрестижную и малооплачиваемую работу, многие занялись челночным бизнесом”, — говорит Тамара Овнатанян.

 

Мужчины же, считает эксперт, потеряв работу и статус кормильца семьи, испытывали серьезные психологические трудности и нередко пытались восполнить потерю статуса  за счет насилия по отношению к женам, особенно если последние начинали хорошо зарабатывать. “Эти процессы в настоящее время не преодолены, и многие эксперты констатируют, что давление на женщин в семье не уменьшается, а увеличивается. И часто под видом сохранения традиций женщины очень подавлены в семьях.  И это характерно и для молодых семей, особенно в  сельской местности”, — говорит Тамара Овнатанян.

 

Традиционная дискриминация женщины в семье неизбежно привела к дискриминации в общественной жизни, в бизнесе и политике.

 

20-летняя Анна зарегистрировалась в “Одноклассниках” и сразу же сообщила пароль своему парню. “Я все равно не делаю ничего плохого, а так он будет более спокоен и не будет раздражаться и задавать вопросы», — говорит она. Ее парень – Давит, считает, что имеет право контролировать виртуальную жизнь своей девушки. Раз в три дня он проверяет, не появился ли незнакомый мужчина среди ее друзей в социальной сети. А если кто-то из знакомых ведет себя неправильно, по мнению Давита, то он cразу удаляет «провинившегося» из списка друзей.

 

“Парень просто заботится о своей девушке, не хочет, чтобы ее кто-то обидел, вот и пытается контролировать ее жизнь”,- считает 26-летный Арут, у которого уже три года отношения с любимой девушкой, Лусине. Она никогда не спорила с ним на эту тему. “Девушкам самим нравится, чтобы их контролировали”, — уверен Арут.

 

Однако не все такого мнения. 19-летняя Софья находит, что она может иметь отношения со многими парнями, пока не найдет своего единственного. “Мне просто смешно когда кто-то мне говорит: “Ты — девушка, тебе должно быть стыдно”. Почему? Почему нам должно быть стыдно, а парням нет? Ни у кого нет конкретного ответа на этот простой вопрос”, — говорит студентка третьего курса. Софья опубликовала 463 фотографии на своей страничке и с удовольствием показывает, сколько у нее комплиментов. Софье, однако, приходится скрывать свою виртуальную страницу от родителей: “Если мой отец увидит, что у меня столько фото на сайте, он будет меня ругать. С ним бессмысленно спорить, он человек другого поколения”.

 

“Обычно родители не говорят с дочерями на темы интимных отношений, не учат их правилам безопасного секса — потому что они уверены, что у дочери не будет сексуальных отношений ни с кем до замужества, а затем роль «учителя» возьмет на себя муж», — говорит семейный психолог. Օтсутствие элементарных знаний иногда приводит к нежелательной беременности. 26-летняя Лианна уже успела сделать 9 абортов и пока не знает, сколько еще ей придется сделать. “Если у меня родится незаконный ребенок, от меня все отвернутся и будут обвинять в неприличном поведении, но у меня отношения только с одним парнем, которого люблю”,- говорит Лианна. На экране ее телефона фото Артема, который говорит, что любит ее, но еще не готов жениться и иметь детей. Аборты часто делают также и замужние женщины.

 

Некоторые положительные изменения стали происходить в обществе благодаря появлению  социальных сайтов, которые дают женщинам все больше возможностей найти себе пару, и некоторые мужчины начинают относиться к своим подругам более уважительно, боясь потерять их. Хотя для многих других эти новые возможности стали поводом, наоборот, ужесточить контроль. “Раньше я запрещал ей делать много чего, но постепенно я понял, что если я буду на нее сильно давить, то она просто уйдет к другому, и пересмотрел свое отношение к ней”, — признается програмист Даниел. А продавец в мясной лавке Самвел считает, что молодых девушек надо держать подальше от интернета и социальных сетей. “Им кажется, что флиртовать в чате – это здорово, но так они губят свое будущее. Девушка должна сидеть дома и учиться готовить вкусные блюда для своего мужа”, — говорит Самвел.

 

Многие и вправду сидят дома, поэтому среди предпринимателей только 10.3 процента — женщины. Марина Погосян, одна из первых бизнес-леди современной Армении, вспоминает как несерьезно относились к ней более 20 лет назад. У Марины высшее экономическое образование, и сразу после окончания университета она начала работать в администации завода “Армэлектро”. «Первое, что я сделала – выработала схему мотивации работников, зарплата которых вскоре удвоилась”, — рассказывает Марина.

 

Потом Марина попробовала себя во многих сферах и убедилась, что в бизнесе самое главное — знания. Своим образованием и активностью она разбила стереотипы. “Я была первой женщиной, которая начала импортировать бензин в Армению. Почему-то у многих такое представление, что этим должны заниматься только пузатые мужики. А что, бензин надо носить на плечах что ли? Это ведь тоже расчет, правильно рассчитаешь — сможешь работать”, — говорит Марина, с гордостью отмечая, что никогда не брала денег ни у отца, ни у мужа. Она водит машину очень ловко и самоуверенно.

 

“В начале девяностых только две-три женщины в Армении водили машину, и многим это не нравилось, мужчины могли плюнуть на машину, только из-за того, что за рулем сидела женщина”, — вспоминает она. “К счастью, сегодня общественное мнение изменилось к лучшему”.

 

И тем не меняя, на женщин за рулем пока что косо смотрит большинство мужчин в Армении. “Женщине не идет водить машину, но она может творить чудеса на кухне. И к тому же я не знаю не одной женщины которая купила себе машину на свои деньги, а люди не любят тех, у которых богатые отцы, мужья или же любовники”, — говорит 44 летний Сурен Баядян.

 

Марина Погосян уверена, что перемены должны пойти от самих женщин. Если женщина получит хорошее образование, будет полагаться на свои знания и строить карьеру — ее всегда будут уважать, считает она.

 

Стоит отметить, что в армянском обществе женщин с высшим образованием больше, чем мужчин, в соотношении примерно 60 к 40. Но очень многие женщины не проявляет себя в бизнесе, в политике, в науке. “Это трудно, ведь женщина обязана хозяйничать дома, заботиться о муже, о детях, о взрослых в семье. Это отнимает очень много времени и сил, создает серьезное напряжение”,- говорит эксперт Лилит Закарян

 

У женщин традиционно очень много дел дома, поэтому их руки часто не доходят до правительственных должностей. В правительстве Армении среди 18 министров только две женщины, а среди 11 губернаторов нет ни одной. В парламенте 9,2 процента женщин, хотя согласно новому избирательному кодексу, в следующем созыве число женщин в парламенте должна быть уже не меньше 20 процентов.

 

Депутат Народного собрания Армении Заруи Постанджян  — одна из самых известных среди немногочисленных женщин-политиков в Армении. Мать четырех детей прошла нелегкий путь. “Я чувствовала дискриминацию и за время, когда работала юристом, и когда я стала депутатом. За эти годы я подвергалась и давлениям, и насилиям, и преследованиям. Остается только, чтобы дали топором по голове”, — говорит Заруи.

 

В 2009 году одна из армянских газет напечатала оскорбительные коллажи  и унизительные выражения в адрес Постанджян. Ее активность в ПАСЕ не понравилось особенно проправительственным газетам. Заруи пытались унизить не только как политика, но и как женщину. Депутат подала в суд, но за это время декриминизировали закон “Об оскорблении” и газета закрылась, не неся ответственности. “В то время моя семья меня очень сильно поддержала. Моя старшая дочь меня предупредила, чтобы я не читала газету, но она хотела, чтобы я подала на них в суд”, — вспоминает Заруи Постанджян, которой скоро исполнится 40 лет. Во время беседы звонит ее телефон, и она коротко, но нежно говорит с мамой о каком-то бытовом вопросе.

 

“Наша политическая система очень жесткая, там жесткие, иногда даже криминальные правила, женщине будет очень трудно, поэтому ей лучше не вмешиваться”, — считает таксист Саргис Айрапетян.

 

Эксперты по правам женщин отмечают, что в политических партиях много активных и смелых женщин, но очень немногие из них занимают важные посты как внутри партии, так и в политике вообще. Из зарегистрированных 74 партий только у семи руководители — женщины, и партии эти не очень влиятельные. Внутрипартийная дискриминация женщин проявляется как в правящих партиях, так и во многих оппозиционных. В многочисленных митингах оппозиции участвуют тысячи активных женщин, на площади Свободы смелые женщины кричат антиправительственные лозунги, требуют изменений в стране — но они ждут, что мужчины, которые руководят политикой, принесут эти изменения в жизнь.

 

“В политике нужно применять позитивную дискриминацию, чтобы в Народном cобрании было больше женщин”,- говорит депутат Заруи Постанджян, которая представляет оппозиционную фракцию партии “Наследие”.

 

Пока что, однако, дискриминация с стране не позитивная. “Брат воспитывается в семье вместе с сестрой и видит как ее дискриминируют, и оба потом считают такое распределение ролей нормой. Мальчик с ранних лет знает, что он лучше чем девочка – только потому, что он мальчик”, — говорит психолог Асия Варданян.

 

Сона тоже получила такое воспитание, и ей понадобилось много времени и усилий над собой, чтобы все же подать на развод. Суд длился несколько месяцев и, в конце концов, когда муж и его родители поняли, что Сона настроена серьезно, извинились и попросили вернуться домой, обещая “больше никогда не трогать ее пальцем”: “Я дала им второй шанс. Теперь они стали ласковыми и уважительными, хотя я понимаю, что ссоры могут повторяться, но они уже знают, что я не потерплю насилие”. Сона немножко поправилась, а руки больше не дрожат.

 

Она вспоминает слова подруг, которые советовали ее терпеть и не подавать в суд. “Если бы я тогда этого не сделала, то не могла бы сейчас жить в покое в семье”, — уверена она.

 

Эксперт Лилит Закарян заключает, что ситуация в Армении печальная, но тенденции внушают надежды. “Главное, чтобы равноправие из слов превратилось в дело и в мышление, а чтобы достичь этого, мы должны поднимать вопросы, требовать, чтобы концепция гендерной политики, которую правительство приняло в 2010-ом году, не осталась на бумаге, а стала реальностью”.

 

Арман Гарибян

 

 

Количество просмотров: 4007

Վերադառնալ վերև